Попробуйте узнать заранее

    Потеря обоняния из-за вирусной инфекции не происходит мгновенно. Первое, что мы начинаем ощущать – это снижение чувствительности вкусовых и обонятельных рецепторов. Оно происходит на протяжении 2-3 дней предшествующих болезни. В первый день потеря невелика и можно списать на усталость или поздний час . На второй день уже примерно 30% обоняния к вечеру исчезает. А полная потеря запахов и вкусов произошла на утро третьего дня.

Привыкая жить в мире насыщенном запахами, где пахнет абсолютно все, ты начинаешь понимать, как многое меняется, когда теряешь примерно 50% обоняния. Половина от всей гаммы постоянно окружающих тебя нюансов и оттенков становится проблемой! Меняется незаметный для нас ранее фон, который мы замечаем лишь, когда он начинает исчезать. И мир вокруг полностью меняется. 

     Я привыкла отмечать все запахи, которые меня окружают с самого утра. Для меня это ежедневная проверка мира на реальность – все ли хорошо и если изменилось – то почему. И вот эта привычка мне очень пригодилась некоторое время назад.

Хорошие привычки

     Проснувшись однажды утром, я почувствовала снижение чувствительности обоняния – незначительное, по моим ощущениям процентов на 15, но все же отметила этот факт. На следующий день обоняние упало практически наполовину и уже через день я перестала ощущать все запахи, ну вот абсолютно все.

Очень странное ощущение, мне показалось, что я оглохла и стала полуживой. Не пахла подушка утром, зубная паста, чай, хлеб, сметана, черный перец, горчица. Исключение составил уксус – его я чувствовала, но в настолько искаженном виде, что мне пришлось догадываться где он есть. Да, он есть в кетчупе и горчице и эти продукты мне пришлось исключить, потому что есть их стало невозможно из-за специфического металлического режущего запаха, присутствующего в них из-за уксуса.

     Я перенюхала все продукты в доме и в холодильнике. И даже на автомате приготовила рассольник! Но почувствовать его аромат мне так и не пришлось, хоть семья и сказала, что он был отличный. Собственно, в этот момент я поняла насколько жизненно важно в  нашей обыденной жизни простое умение различать запахи. Быть, жить, чувствовать настоящее. Не по привычке на автомате, а по-настоящему.

Фантастические ощущения

     Потеря вкуса была тоже ошеломляющей – остались только сладкий, соленый, горький и кислый вкусы, без каких-либо намеков на остальное. Искаженными звучали и спиртовые настойки, например, мускуса. Я начинаю день с нескольких капель и, естественно, его запах отлично помню. Но вот в этот период я чувствовала только вкус спирта, на котором мускус настаивался, но не его запах.

Те, кому знаком запах мускуса отлично меня понимают – его невозможно не почувствовать, ну мне так казалось ))) Спирт в искаженном виде ощущается странно. Вместо горячего и сухого ощущения во рту появился сладковатый мыльный оттенок, непонятно откуда взявшийся. Ученые называют это явление паросмией.

Кстати, специалисты из лаборатории СПбГУ, с которыми мы подружились еще летом 2020 поделились своими знаниями. Сейчас ученые склоняются к мысли, что  сами рецепторы перестают работать как нужно. А это значит, что сигналы в мозг передаются в искаженном виде или не передаются вообще. Я согласна, поскольку потеря обоняния идет на фоне сухости слизистой носа и неприятных ощущениях в этой области. Ощущение сравнимо с обездвиженностью или параличом обонятельных рецепторов.

Интересные наблюдения

     Так продолжалось три дня, а потом все наконец стало возвращаться. Также постепенно, как и начиналось. Но за эти три дня я успела провести серию наблюдений за обонянием и вкусом. Из важных открытий – мы нюхаем все гораздо чаще, чем нам кажется. Даже если делаем это неосознанно. Без запаха еда не вызывает аппетита и удовольствия. Только потребность в получении энергии и устранении неприятных ощущений в области желудка.

Интересно, что различать их по запаху я смогла лишь по интенсивности звучания в них уксуса. Я проводила эксперимент с закрытыми глазами, мне было интересно изучить свои вкусовые отклонения. А вот острота в горчице стала гораздо сильнее. Кстати, черный перец тоже не имея запаха, давал остроту в несколько раз превышающую мои обычные ощущения. 

Вы только представьте себе на минуту, что вам стало безразлично что съесть, лишь бы утолить голод. Вареная морковка становится так же прекрасна как фуа гра, а свежезаваренный чай легко заменим сладкой теплой водой. Страшный сон любого гедониста. Кстати, свежесть, как и полезность, безопасность продуктов без обоняния определить невозможно.

Как происходит процесс восстановления

     Говорят, что все индивидуально. За себя могу сказать, что сейчас запахи восстанавливаются, но медленнее, чем я бы того хотела. Форсировать этот процесс я перестала, когда поняла, что не могу регулировать нагрузку на нос. В этом состоянии можно перегрузить свои рецепторы, обжечь их слишком сильными запахами. Например, уксус. В здоровом состоянии нам не придет в голову нюхать его погрузившись в пузырек. Ведь мы в обычном состоянии способны почувствовать его издалека. Но при снижении чувствительности, он может стать причиной ожога слизистой оболочки носа и повредить дыхательные пути. Вот зачем нам нужно обоняние в первую очередь.

     Когда я поняла, что обоняние начинает возвращаться, я стала пробовать не только бытовые запахи. Я открывала флакончики в лаборатории, чтобы понять, что именно стало проявляться. Можно сравнить с проявкой пленки, которую мы проявляли в детстве. Сначала появляются тени, которые потом станут черными. Серое проявляется в последний момент, белое засвечено. Так и здесь – сначала появляется какой-то элемент в запахе. Если он тебе знаком, то ты его узнаешь, но не полностью. Еще рано, рецепторы еще не восстановились.

К примеру, отличить лимон от апельсина по запаху я смогла только на 5-й день после полной потери обоняния. На 3-й день я смогла выделить них только общий цитрусовый фон. Есть у меня в лаборатории вещество – d-limonen, оно присутствует во всех цитрусовых. Вот его я в первую очередь и узнавала в первые 2 дня в лимоне и апельсине. Только его и то не полностью, только общее звучание. И только потому, что помню как оно пахнет по-настоящему.

     Работа парфюмера напрямую связана с чувствительностью к запахам. Естественно, что сейчас я полностью выключена из любых процессов, связанных с созданием или оценкой ароматов. Приходится восстанавливать свое обоняние заново, практически с нуля. И это настоящий труд, скажу я вам!

Ежедневные тренировки

     Я ежедневно тренирую нос на запахах, которые выделила для себя актуальными в процессе восстановления обоняния. Я пробую их вслепую, поочередно задерживаясь на каждом в течение нескольких секунд, пока точно не определяю что это такое. А потом читаю название на пробирке и сравниваю насколько его звучание сейчас отличается от того звучания, что я помню.

Начинаю с цитрусов – первыми я пробую эфирные масла лимона, апельсина, грейпфрута. Вторая партия – цветочные ароматы – нероли, жасмин, роза, лаванда. Потом пробую древесные – дубовый мох, сандал, кедр, пачули. Обязательно заканчиваю альдегидами – они пока дают самые интересные аберрации. Именно с ними происходят самые странные метаморфозы. Их я пробую дольше и открываю их для себя с новой стороны каждый день.

В принципе, я заново открываю для себя мир ароматов. Потеря обоняния и его искажение сыграли очень забавную шутку. Я вынуждена вновь изучать душистые вещества. Восстанавливаю утраченные навыки, но и открываю их новое звучание. Пока я в предвкушении когда мои рецепторы  придут в полностью работоспособное состояние.